рубрики

Придыхание эпохи: 90 лет Татьяне Дорониной
Фото: ТАСС / Созинов Виталий

Она больше, чем великая актриса. Она символ эпохи – ослепительной, уходящей. Последняя её твердыня.

Доронина сводила с ума, чисто по-женски, и не только зрителя. Пять мужей, один другого краше.

Кому-то может показаться, что исполняла она одну и ту же героиню, но нет. Могла разное. И астматическим страстным придыханием далеко не всегда пользовалась.

Помню её блистательную стерву Аркадину из «Чайки» в Маяковке, например. Высший сорт, филигранная работа.

А истинный её взлёт в кино – фильм Георгия Натансона 1966 года «Старшая сестра» по пьесе Володина. Кажется, лучшая лента с её участием. Небесный шанс, и она им воспользовалась на полную катушку.

Александр Володин – великий драматург чеховской школы нового времени, у него зритель всё додумывает сам. Актёру же главное – вывести публику на размышление несколькими гениальными мазками. Справилась с ними она гениально. Как всегда. Она и бесподобный старик в исполнении Жарова, разрушающий своей заботой судьбы двух сестёр.

А как вытянула она экранизированную тем же Натансоном двумя годами позже пьесу Эдварда Радзинского, тогда её мужа, «104 страницы про любовь». Именно она вытянула фильм «Ещё раз про любовь». Герой с именем Электрон был катастрофически непереносим – Александр Лазарев в упоении собой переигрывал. Впрочем, может быть, именно такая задача режиссёром и ставилась. На Ширвиндте там ещё глаз отдыхает.

Мне не раз везло видеть Доронину на театральной сцене в лучшие её годы с лучшими партнёрами. А потом подули ветры злые. Морок перестройки и свободолюбия. Взгляд на русский репертуарный театр как на бесконечную антрепризу с контрактной системой.

И раздел МХАТа, который перестал быть домом для актёров. «Балласт» был безжалостно выброшен. А Доронина, уже худрук МХАТа имени Горького, приютила у себя выброшенных на лютую стужу комедиантов.

Сколько ей за это прилетало от прогрессивной общественности. Редкий свободолюбивый листок обходился без проклятий по её адресу. Но ничего, выстояла и пережила своих ненавистников, отстояла театр.

Не сомневаюсь, она ещё простудится на наших похоронах.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

telegram
Рекомендуем