рубрики

Счастливое кадетство: почему нам важно сохранить дух суворовских училищ
Фото: Дмитрий Дубинский / Абзац

Ровно 80 лет назад, 21 августа 1943 года, Сталин подписал приказ об их создании. А через несколько месяцев дед моего кума Александра Воропаева надел ордена, полученные на Первой мировой, взял мелкого мальчишку в охапку и, скрипя деревянной ногой, отправился сдавать его в училище.

Родители моего кума – казаки – к тому моменту погибли от рук «казачков» Гельмута фон Паннвица. Старик боялся, что ему не хватит сил самому поднять мальца.

Сроки приёма в суворовское училище к этому моменту были уже пропущены, но кума приняли в порядке исключения – как он говорил, по личному распоряжению Сталина.

Тот, по уверениям Александра, несколько раз в год сам приезжал в училище и проверял, как учится его «крестник».

«Дерёшься? – спрашивал Иосиф Виссарионович. – А не дерись».

В училище у кадетов были кони: парней учили, кроме школьной программы, военному делу. А ещё – ремёслам каменщика, шорника, плотника и повара.

Кум, повзрослев, окончил ВГИК, стал оператором, потом режиссёром, но в страшные девяностые ремесло каменщика помогло ему выжить. Именно в это время мы с ним и познакомились.

Именно он по программам суворовского образования научил меня варить каши, борщи, делать буженину, класть плитку и фехтовать.

Жалко, я не успел научиться делать стулья и столы. Дядя Саша умел. Он вообще всё умел. Ко всему был готов.

Когда-то советская система распространила элитное гимназическое образование на весь народ. Мне кажется, мы должны повторить и улучшить этот опыт – превратить наших детей в людей, умеющих всё и готовых ко всему. К войне и борщам.

Иосиф, сын Виссариона, оставил на земле много дел, добрых и злых. И вместо того чтобы судить его и пытаться выносить приговор с нравственных высот, мне кажется, стоит просто продолжить дела, которые его оправдывают, пытаясь не скатиться в те, за которые его обвиняют.

Вот труд, достойный языка, ума и рук, в отличие от суда над умершими.

Кум мой, суворовец Александр Воропаев, умер от ковида в госпитале в Коммунарке летом 2021 года. После него остались фильмы и спектакли.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

telegram
Рекомендуем