рубрики

Такер говорил: за что американскому журналисту столько внимания
Фото: flickr.com / Gage Skidmore

О визите бывшего ведущего Fox News в Москву – обозреватель «Абзаца» Филипп Фиссен.

В России Такер Карлсон известен как нормальный мужик. И за словом в карман не лезет, и чушь пропаганды подвергает сомнению.

Он может посмеяться над смешным, посочувствовать горечи. К тому же традиционен, семьянин. В скандалах не замешан, если не считать увольнения. Кто из нас не мечтал послать на три буквы начальника? А он сделал. И оставил шефа в дураках, как в наших сказках.

Короче, Такер нормальный. Как мы.

Его многие у нас ждали, посматривали на часы: «Что ж не едет? Мы б его и в баню сводили, и рассказали всё как есть».

И вот приехал. Понятное дело, не просто так. В Москву просто так ехать неуважительно. Если посещать, то по большой надобности. Место о-го-го, особенное.

Дорога до Москвы всегда неблизкая и для русского героя, а уж со стороны Запада – извилистая, из жёлтого кирпича. В пути ждёт множество приключений, но в итоге – приз. Изумрудный город и встреча с волшебником.

«Независимый журналист» – неведомый для нас герой западного эпоса. Запад любит выставлять в качестве независимых тех, кто сидит на зарплатах конкретных фондов, связанных с «неправительственными организациями», – такой эвфемизм их спецслужб.

В разное время «независимыми» у нас объявлялись сотрудники антигосударственных изданий и люди без определённых занятий, экспериментирующие с изменой Родине. Странная немота нападала на западных акул пера, когда нужна была характеристика для действительно независимых, например Джулиана Ассанжа или Олеся Бузины.

Карлсон – независимый без кавычек. Поэтому гонимый Западом. «Мужик нормальный» на гонения отвечает не обидой и унынием, а деятельным оптимизмом.

Конечно, интервью, которое вот-вот Карлсон возьмёт у Путина, станет кульминацией сюжета. И она не была бы такой яркой, если бы не гонения. Карлсон будто дирижирует оркестром своих недоброжелателей, заставляя духовые и щипковые заходиться в какофонии язвительности.

Эта партитура ему известна – не зря много лет работал в токсичной среде. Коллеги по западной «свободной прессе» ему хорошо знакомы.

Частный визит, возможно, самого популярного журналиста западного мира оборачивается для его коллег фиаско. Их карьеры мельчают. Их заслуги и премии тускнеют. И вылезает наружу единственная искренняя эмоция, которую они хотели бы скрыть, – обида.

У них тоже был шанс стать речистыми былинниками. Президент России с журналистами общается охотно, скрывать ему нечего.

Но западные щелкопёры боятся открытого диалога больше, чем призраков. Для них открытость равна неприятному осознанию, что они предали своё призвание, готовность служить истине. Когда-то они об этом мечтали, готовя свои первые материалы.

Печальна участь предавших себя. Зависимые от «повестки», привыкшие торговать информацией, а не дарить её, западные журналисты лишились допуска к действительно важным людям и вещам.

Посмотрим, как справится Карлсон. Так ли Такер хорош, как о нём думают. Вроде нормальный мужик, но приехал-то из перевёрнутого мира.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

telegram
Рекомендуем