рубрики

В «Часах с боем» идут старики: 125 лет со дня рождения Марка Прудкина
Фото: © ТАСС / Егоров Василий

Актёр прослужил во МХАТе 75 лет. В 1916 году был принят в труппу и пережил в ней не только царя, но и всех генсеков.

Мне повезло застать Прудкина живьём в спектакле Олега Ефремова по чеховскому «Иванову» в середине восьмидесятых. Ему было за 80, он лихо играл графа Шабельского и совсем не казался реликтом.

Со Смоктуновским, исполнявшим главную роль разорившегося помещика, они даже, кажется, на сцене прилюдно перешучивались. Обоим явно игра доставляла удовольствие, были на кураже.

Несколькими годами раньше Марк Прудкин привлёк моё детское внимание в дешёвеньком телецикле «Этот фантастический мир», где изображал мага Киврина из повести Стругацких «Понедельник начинается в субботу».

Потом был спектакль «Соло для часов с боем», поставленный ещё в начале семидесятых, запись которого много лет не сходила с экранов. Тот же Ефремов закатил, по сути, антрепризу, в коей собрал всех тогдашних мхатовских стариков: Грибова, Андровскую, Яншина, Петкера, Станицына и Прудкина. Из молодёжи вовлечены были Всеволод Абдулов и ослепительная Ирина Мирошниченко.

А пьеса-то была средненькая, словацкого драматурга Заградника, жалостливая душещипательная мелодрама. Драматург, небось, принял беспрерывный аншлаг в Москве на свой счёт. Но мы знаем, что текст ни при чём. Публика шла проститься со стариками.

Примерно такое же осуществил в те годы Анатолий Эфрос в Театре им. Моссовета. В спектакле «Дальше – тишина» играла уходящая Фаина Раневская, сопровождаемая Ростиславом Пляттом. Зритель валом валил.

А Марк Прудкин, как в классическом еврейском анекдоте, простился, но не ушёл. Прожил после постановки по пьесе Заградника почти двадцать лет и отыграл ещё многое.

Он был последним из клана мхатовских стариков.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

telegram
Рекомендуем