рубрики

Диетический гнев Богомолова: зачем режиссёр пишет манифесты с банальностями
Фото: © Сергей Лантюхов / Абзац

Константин Богомолов разродился дежурным манифестом антилиберального свойства под названием «Диетическое горе». По многолетним наблюдениям за девиантной парой Костик – Ксюша пытливые исследователи уже сделали вывод, что дуэт живёт в своё удовольствие, «дёргая смерть за усы», дразня медведя палочкой из-за прутьев клетки зоопарка, потешаясь над недалёкостью и беспомощностью хищника, никак не способного понять, ласкают ли его или над ним издеваются.

Тактика у парочки кот Базилио – лиса Алиса незатейливая: лиса изображает свободолюбивую евроориентированную оппозиционерку, кот – державного, но прогрессивного патриота. Шустрик и Мямлик. Оба из гроба, как мы помним ещё по их свадьбе. Оба лукавы. Оба актёрствуют.

Диетический гнев Богомолова: зачем режиссёр пишет манифесты с банальностями
Фото: © Сергей Лантюхов / Абзац

Базилио отписали целый московский театр, отняв его у талантливого Голомазова, вынужденного отвалить в Ригу на место главрежа тамошнего Русского театра. У Алисы же – наследная охранная грамота.

Лиса может куролесить как хочет, кот должен периодически изрекать «Ку!», подтверждая свою верноподданность. Но изрекать так, чтобы самому получать от этого удовольствие. С хитрым прищуром. В стиле постмодерн. Устраивая из передовицы газеты «Правда» ехидное ярмарочное представление.

Публика попроще принимает дежурный манифест за чистую монету. Те, кто позатейливее, – за передразнивание официоза, за ироничное цирковое представление, за обязательную повестку, которую подневольный кот должен отработать. И отрабатывает легко, даже красиво. Стильно, с шиком, виртуозно, придавая формальным заклинаниям поэтическую тональность.

Если вникнуть в сюжет, то в сухом остатке говорит он банальности, давно несущиеся из каждого «ватного» утюга. Что есть у нас две основные категории недовольных: финансовые тузы, которым спецоперация помешала деньги прятать, и примкнувшая к ним богема, с их рук кормящаяся. В довоенное время жили они припеваючи, катались как сыр в масле. А как только крантик перекрыли, стали ужасаться и рвать на себе волосы по поводу военных преступлений и кровавости режима.

Единственное, что хотят теперь толстосумы в обнимку с богемой, – чтобы вчера вернулось. И всё стало, как было. Но увы – с прошлым мы простились навсегда. Как было, уже не будет. Посему пора встречать зарю нового прекрасного мира, а от старого отречься и отряхнуть его прах с наших ног. Собственно, всё. Конец фильма. Занавес. Аплодисменты, переходящие в бурную овацию.

Зато исполнена занудная банальность, с содержанием которой, разумеется, я полностью согласен – странно спорить с очевидным, написанным высоким стилем, в форме горнего озарения и божественного откровения с неоднократными упоминаниями Всевышнего. Да ещё и на шесть страниц.

Вкупе с традиционным по форме спектаклем «Вероника» «Диетическое горе» являет собой защитный кокон, бронежилет, в котором театр у кота уже никто не отнимет. А если кто и попытается, ответом будет следующий манифест. И так далее. И можно свободно ставить всякие шалости. Охранная грамота имеется.

Кроме того, кажется, воспевая зарю нового и прекрасного мира, Богомолов хочет стать в его авангарде на манер Мейерхольда. Со смелым театром своего имени. Если так, участь необузданного театрального реформатора незавидна. Может, не стоит повторять?

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

telegram
Рекомендуем