рубрики

Бойцы южной фронды: как живут в Ереване сбежавшие от мобилизации
Фото: © Unsplash.com

Двадцать тысяч российских граждан после начала спецоперации улетели в Армению. Отправившись в закавказскую страну, я встретился с некоторыми из них.

В солнечном Ереване погода полностью совпала с московской. Столбик термометра ушёл в минус, лёгкий снег.

Уехавшие снимают квартиры, подорожавшие с их наплывом в два-три раза. Кому-то пришлось ради переезда продать в России автомобиль и другое имущество. Вырученных денег хватит ещё на какое-то время. Проще работающим на удалёнке – в российских же компаниях. Родина кормит.

Беженцев призывного возраста выделяешь из толпы сразу, дело даже не в некавказской внешности. У местных после поражения в Арцахе тоска в глазах. А у беженцев – пока умиротворение. Они ещё не чувствуют себя настоящими мигрантами, а скорее задержавшимися из-за форс-мажора туристами.

В кафе на Северном проспекте спряталась от мороза за чаем с чизкейками семья бывших москвичей – Коля, Нина и двое детишек. «Ну что нам до какой-то войны? Я дизайнер, Коля пишет программы. Нам тут нормально», – улыбается Нина. Сквозь улыбку проступает тревога о будущем. Но пока они её не высказывают.

Свою квартиру в Москве семья сдаёт, работа на аутсорсинге покрывает текущие расходы. Правда, торговцы в Ереване удвоили цифры на ценниках.

Многие товары в местных магазинах теперь стоят как в Париже и Лондоне – серьёзно дороже московских. Банка кофе «Нескафе» – 1500 рублей в пересчёте с армянских драмов.

Для таких, как Коля, в Ереване работает платёжная карта «Мир». Экономика малой страны после распада Советского Союза строилась на переводах и инвестициях от армян, живущих в России, Европе и Америке. По итогам прошлого года объём переводов из России составил $3,5 млрд, увеличившись вчетверо. А вся доходная часть годового бюджета Армении – $5,8 млрд.

Бойцы южной фронды: как живут в Ереване сбежавшие от мобилизации
Фото: © Дмитрий Дубинский / Абзац

Беженцы на аутсорсинге позолотили бюджет республики в обмен на кавказское гостеприимство. Кафе Ашота, автосервис Арама и шашлычная Давида стали зарабатывать больше, поэтому к приезжим подчёркнуто лояльны.

«Трусов я не люблю. Но если трусливые мужчины готовы щедро расплачиваться, их тут не станут ругать вслух. Пусть сами разбираются со своей совестью», – говорит водитель такси Эрнест, ветеран арцахской войны.

Эрнесту непонятно, как можно бегать от повесток из военкомата, когда твои соотечественники уходят в зону боевых действий. Но при встрече с русскими дезертирами армяне вежливо об этом молчат. «Пацифисты» в Ереване сравнительно легко находят работу и получают вид на жительство. В соседней Грузии таким сейчас сложнее.

Несколько тысяч беженцев с Украины, тоже не желавших воевать, живут здесь примерно так же, но обособленно от россиян. Украинский флаг с армянским орнаментом воткнут в грунт на клумбе напротив филармонии, других признаков украинизации я не встретил. Были попытки антироссийских пикетов, но армяне их не допустили. Они понимают важность страны, миротворцы которой служат на 102-й базе в Гюмри.

«Ереван сейчас как Харбин 1920-х, наводнённый белоэмигрантами и агентами всех спецслужб мира. Пашинян ни во что не лезет. Если западная коалиция начнёт большую войну руками Турции и Азербайджана, Армения может потерять Сюникский коридор и оказаться в изоляции. А эти сбежавшие от «войны» того и гляди окажутся в центре другой и уже не смогут чувствовать себя комфортно», – говорит политолог Михаил.

Ну а что будет с ними, даже если мир в регионе сохранится? Кто-то поскитается, так и не станет своим, но останется без средств и однажды вынужден будет вернуться в Россию. Некоторые уже сейчас готовятся к такому варианту, покупают медицинские справки.

Другие, сохранив работу на удалёнке и доход, перелетят в Турцию или даже Европу с её гипертрофированной русофобией. Там им придётся доказывать, что они «не такие русские», как-то осваиваться в чужом мире.

Мне их не жаль. Я хотел бы, чтобы они не вернулись домой никогда.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

telegram
Рекомендуем