Геи и обезьянки: почему меньшинства требуют переименовать оспу

<span>Фото:</span> flickr.com / Guilhem Vellut
Фото: flickr.com / Guilhem Vellut

ВОЗ переименует оспу обезьян, как требует администрация президента США из-за опасений, что нынешнее название усугубляет стигматизацию в обществе.

Стигматизация, если что – это теперь навешивание социальных ярлыков. Когда человек чувствует себя обезьяной – это, наверное, какой-то особый гендер. То есть особый вид самоидентификации.

Цветное население США и вписавшееся за него ЛГБТ-сообщество стали вдруг отождествлять себя с обезьянами, приняв оспу на свой счёт в качестве оскорбления. И ранее многочисленные общественные организации США, в том числе из ЛГБТ-сообщества, призывали отказаться от названия вируса, которое он получил после открытия в 1958 году.

Согласитесь, не придёт же в голову белому гетеросексуалу, по неосторожности подхватившему где-то эту заразу, считать, что эпитет «обезьяний» относится не к вирусу, обнаруженному впервые в датских лабораториях у обезьян из Сингапура, не к обезьянам, а к нему персонально.

Однако неуверенные в себе сообщества, в глубине души и вправду считающие себя ущербными, всюду видят оскорбление. Моментально вспыхивают, загораются воображаемой обидой и сразу же начинают борьбу за свои попранные права.

Комплекс неполноценности – штука занятная. Это когда чувствуешь, что хуже других. Не просто не такой, как все, необычный и по-своему прекрасный и удивительный, а ущербный. И страсть как хочется забиться в угол и не высовываться.

Ещё лучше – объединиться с такими же, особенно если твоя ущербность требует участия второго лица.

Но самая блистательная перспектива – объявить ущербность нормой. Тогда все препоны снимаются, грудь наполняется воздухом, цветут хризантемы и становится легко жить. Однако, как говаривал Штирлиц, воля ваша, но не клеится что-то в вашей тезе.

Может ли быть нормой совокупление мужчины с мужчиной в плане пусть и совершенно гипотетического деторождения? Вам тоже кажется, что есть в этом натяжка?

И сидит комплекс внутри, и требует перманентного, громкого доказательства, прежде всего самим себе, да и окружающим, что пялить мужиков – самая нормальная норма. Ну а ещё остро требуются притеснители, коих ныне сыскать непросто. И сама по себе непохожесть на окружающих, если она не является ущербностью, болезнью, патологией, никаких публичных и массовых акций не требует.

Видели вы когда-нибудь парады музыкантов, манифестации блондинов, брюнетов, голубоглазых или, допустим, вундеркиндов? Да нечего им доказывать самим себе. Не чувствуют они себя ущербными, вот и не требуют свободы митингов и собраний.

Точно так обстоит дело с цветным населением. Да, их до пятидесятых годов прошлого века держали в зоопарках нацистской, по сути, Европы в качестве экспонатов и законодательно поражали в правах в Америке до середины шестидесятых. Да, сравнивали с обезьянами. Но требование отменить эпитет «обезьяний» применительно к оспе свидетельствует о том, что сами себя они и вправду считают кем-то таким.

То есть расистами давно уже являются применительно к самим себе. Та самая чёрная магия с перманентным её разоблачением.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Новости показать еще