Фигаро в кармане: как либеральная публика вновь восхитилась х(пип)нёй

<span>Фото:</span> Youtube / Виталий Дудник / Кадр из фильма «Как с Максимом х(пип)ня случилась»
Фото: Youtube / Виталий Дудник / Кадр из фильма «Как с Максимом х(пип)ня случилась»

«Как с Максимом х(пип)ня случилась» режиссёра Виталия Дудника. Он же исполняет и главную роль. Кстати, как две капли похож внешне на стыдоросса Юрия Быкова, того, что каялся перед всей страной за «Спящих». Поначалу думал, на экране именно он. Будто чувствовал. Ибо потом он и вправду нарисовался, ролью второго плана.

Короткометражка завоевала премию за лучший сценарий на фестивале «Короче-2022» и необузданные восторги прогрессивной публики.

Смотрел и чувствовал умело замаскированную ложь. Ложь художественного образа. Вроде бы даже остроумно. И необычно. Что-то, однако, в моём восприятии ленточки не заладилось. Была в ней какая-то натяжка. Как с напёрсточниками. Всё вроде перед тобой: и шарик, и скорлупки. Всё видишь, но понимаешь при этом, что тебя «накалывают». А как «накалывают» – не понимаешь. И становится горько. Пока не прозреешь.

Маленькая сатирическая комедия, формально – отдалённое эхо протестов на Цветном бульваре и дела Ивана Голунова: о творческой несвободе, конформизме и инспирируемой властями самоцензуре.

«Всё в вашем сценарии хорошо, но кое-то надо убрать. Иначе ставить не будем. Не в тюрьму посадим, а просто не будем ваш проект снимать».

Фигаро в кармане: как либеральная публика вновь восхитилась х(пип)нёй
Фото: Александр Авилов / АГН Москва / Иван Голунов

Сценарист-постановщик, понятное дело, жмётся, а потом из меркантильных соображений соглашается. Всё, что цензурируется на экране, в кармическое наказание начинает запикиваться и замазываться также в реальной жизни. Отчего существование героя становится невыносимым. И, собственно, всё.

Потом он, естественно, прозревает, отказывается от сделки с дьяволом, и заклятие снимается.

Идея для двухминутного скетча, не более, в каких-нибудь «Шести кадрах». Но никак не для фестивальной двадцатиминутки. Отметились в ней, однако, не только генералы хипстерского фронта, такие как Александр Демидов из «Квартета И», но приличные доселе мастера сцены вроде Константина Хабенского камео. Похоже, пошли на принцип, воспринимая поделку настоящим поступком. Дескать, можешь выйти на площадь? Ссышь? Нет, могу. Ай, молодца.

Неловко как-то. Измельчали практически до мышей.

Главная проблема – в искусственности коллизий. Понимаю, что гиперболические они. Фантазийные. Что не надо метафору воспринимать буквально. Тем не менее шапито выходит не абстрактное. Автор настаивает на его злободневности.

Посему вспомним чопорных пуритан времён Реформации, тем не менее шедших на костёр из-за выдуманных с нашей точки зрения, но принципиальных для них расхождений. Фрондёрствовали, боролись с властями, но вся жизнь их была при этом запикана. Одно с другим никак ведь не коррелируется. Бесстрашный смутьян, идейный свободолюбец – необязательно распутник и матерщинник. Он вполне может быть и аскетом-догматиком. Пламенные революционеры-каторжане зачастую именно такими были. Целомудренными.

Собственно, ничего не имею против даже и такого скетча, как любого другого, кроме откровенно оскорбительного, пошлого или похабного. Но откуда такой ажиотаж вокруг совершенно плакатного и весьма среднего по качеству ролика?

Прогрессивная публика меж тем неистовствует. Рвёт на себе волосы, осыпает шутников лавровыми вениками, не может выйти из беспрерывного катарсиса, который, говорят, у некошерных млекопитающих длится до сорока минут. Впрочем, это я с оргазмом перепутал.

Как-то они в последние годы стремительно деградировали. Богомолов у них вызывает щенячий восторг. Теперь вот и этот. Справедливости ради: не дерьмо, разумеется, но крепкое одноразовое ничто. Такое посмотрел, повернулся на другой бок и забыл навсегда.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Новости показать еще