Что нужно нашей армии для перелома на Украине, и что мешает

<span>Фото:</span> Минобороны РФ
Фото: Минобороны РФ

Если говорить о причинах осенних успехов украинской армии, первой я назову широкую мобилизацию. Численность войск они довели до миллиона человек, из которых 200 тысяч – кадровый состав, остальное – региональные отряды теробороны.

Когда ВСУ требуются резервы на конкретном участке фронта, им не нужно проводить новую мобилизацию, они просто снимают какие-то части теробороны с насиженных мест. Части уже укомплектованы, остаётся провести небольшую подготовку, буквально в два-три дня – и их отправляют на фронт.

Второй, но не менее важный фактор – поставка новейших западных вооружений.

Те же самые «Хаймарсы» – серьёзное оружие с высокой точностью поражения. К ним, как многие слышали, идут ещё и пусковые установки М270 MLRS. Так вот, у MLRS два контейнера на шесть ракет каждый, а у «Хаймарса» – один. То есть MLRS – это как два «Хаймарса». Если сложить данные, выходит, Украина сейчас имеет эквивалент примерно 50 установок «Хаймарс». Это именно столько, сколько они называли необходимым минимумом для перехода в контрнаступление.

К тому же немцы им поставили самоходные установки «Панцирь» с гаубицей 155 мм, французы – «Цезари». Есть у Киева польские, британские самоходки.

Что нужно нашей армии для перелома на Украине, и что мешает
Фото: flickr.com / 7th Army Training Command

И у западных систем имеется преимущество перед нашими. Российские стреляются на 25-30 километров, а у противника даже британские M777 стреляют на 35-40 км. То есть при ведении контрбатарейной борьбы они нас могут накрыть, а мы их не можем.

Плюс к этому их снаряды ложатся гораздо точнее, чем наши. Потому что Киев широко использует натовские станции контрбатарейной борьбы, которые позволяют по звуку либо по радиолокационным засечкам определить местонахождение нашей артиллерии.

Ещё одно различие: они применяют электронные планшеты, а наши – старые добрые артиллерийские таблицы стрельбы. Нашему командиру взвода нужно листать эту книжечку, смотреть параметры, потом делать расчёты и вводить их результаты в систему наведения гаубицы. Это занимает время. У Украины всё это теперь рассчитывается автоматически в планшете или смартфоне.

За несколько месяцев спецоперации Украина прибавила не только в мощности артиллерии, но и частично восстановила свои военно-воздушные силы. Количество ударов авиации, которые на сегодняшний день наносятся по нашим позициям, всего процентов на 20 меньше нашего.

Поэтому потенциал украинской армии сейчас достаточно значимый. И постоянно пополняется ресурсами НАТО. Поставки не сокращаются, вопреки заявлениям некоторых западных политиков они просто пытаются успокоить своих граждан, которые выходят на протесты против поддержки войны в ущерб своим экономикам. И политики обещают людям: «Мы прекратим», но делают обратное. Особенно Соединённые Штаты.

Что нужно нашей армии для перелома на Украине, и что мешает
Фото: forsvaret.no / Norwegian Armed Forces

Из позитивных моментов: у нас на самых тяжёлых направлениях наступают ЧВК «Вагнер» и чеченские подразделения. Они оснащены на том же высоком уровне, что и самая боеспособная часть украинских войск. И особенно важно, что у них внедрена современная система управления. Они действуют не так, как основные силы нашей армии.

У нас же войска управляются на поле боя по старинке. Командир взвода говорит: мне нужна артиллерия, чтобы ударить вот туда-то. Он обращается к командиру роты. Тот – к комбату. Комбат связывается с командиром полка, а командир полка обращается в штаб. Разрешение получено, команда спускается тем же порядком, не пропустив ни одного звена. И пока разрешение доходит до командира взвода, артиллерийский удар по квадрату, который он запрашивал, уже не нужен. Он опоздал.

У натовцев, а Украина использует натовскую систему, даже сержант может обратиться за поддержкой непосредственно к командиру артиллерийского подразделения и получит поддержку мгновенно.

У ЧВК «Вагнер» уже работает такая же система. Отчасти она внедрена и у чеченской Росгвардии. Перенос этого опыта на все российские подразделения помог бы нам снизить потери и продвигаться вперёд.

Для перелома ситуации нам прямо сейчас не хватает личного состава. Ну что говорить, если на один километр фронта на ряде участков у нас осталось четыре бойца. Туда направляется взвод ВСУ, 30 человек, и возникает восьмикратный перевес. Поэтому частичная мобилизация была необходима.

Прежде чем гнать на фронт недавно мобилизованных, их, конечно, сначала нужно обучить.

А пока бреши в наших линиях обороны хорошо было бы перекрывать минными полями. Активнее минировать просёлочные дороги, лесные, второстепенные, которые противник может использовать для обхода наших войск. Минирование не требует колоссального количества рук. А эффективность его будет высокая.

Но самое-самое главное для нас в этот непростой момент – конечно, сохранить боевой дух. Не зря же Арестович как-то говорил: мол, Киеву надо добиться, чтобы русские перестали верить в свою победу.

Мы будем верить, и победа будет за нами.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Новости показать еще