Пора домой: почему референдумы на бывшей Украине проводятся сейчас

Четыре региона практически синхронно подняли тему срочного референдума о вхождении в состав Российской Федерации. Вопрос «зачем?» предлагаю сразу считать праздным. Тут всё понятно – люди хотят домой. Но вот почему именно сейчас, вплоть до некоторой заметной спешки – рассмотрим по возможности непредвзято.

<span>Фото:</span> ТАСС / Николай Тришин
Фото: ТАСС / Николай Тришин

Собственно, планируемый референдум будет вторым по счёту. Первый в ЛНР и ДНР, тогда ещё никем не признанных, прошёл в 2014 году и показал единодушие людей в желании восстановить историческую справедливость.

Прошло восемь мучительных для жителей Донбасса лет. Случилось наконец историческое февральское решение Путина о защите русскоязычного населения Украины от агрессии киевской хунты. Началась спецоперация – эвфемизм войны. Да не с Украиной, а с коллективным Западом.

Воюем мы уже больше полугода, постепенно повышая ставки. Сперва Генштаб планировал одно, получилось, как часто бывает в вооружённых конфликтах, несколько другое.

Запад, провоцировавший всё происходящее задолго даже до 2014 года, старательно натравливающий на нас соседей, оказался не готов к зимней решимости кремлёвского руководства, но после подсобрался и вступил с нами в прямое противостояние. Они помогают хунте разведкой, наёмниками, вооружениями, планированием.

Пора домой: почему референдумы на бывшей Украине проводятся сейчас
Фото: ТАСС / Александр Река

Усилиями западных стратегов проведены несколько успешных контропераций украинскими вооружёнными формированиями. Успех у них, конечно же, временный, но делать вид, что его совсем и не было, – контрпродуктивно.

Именно некоторые успехи противника в Харьковской области дают повод украинским пабликам завывать, что инициатива с референдумами – наша паническая реакция.

Дескать, Россия будет биться за те территории, что уже под нашим контролем, а дальше в дело вступят некие переговорщики, функция которых – затянуть конфликт на максимально долгое время. Таким образом, задачи спецоперации растянутся (напомню, что это версия киевских пропагандистов) во времени и пространстве, что, мол, равносильно их невыполнению.

Признаться, замаячившая из-за чтения этих пабликов тень Хасавюрта заставила и меня броситься к источникам в нашем МИД с вопросом: неужели опять? Ведь, оставив киевскому режиму хоть пядь территории, мы получаем опухоль украинства у наших границ.

Источники меня успокоили. Рассказали, что просто пришла пора определяться со статусом республик и освобождённых областей. Затягивать этот процесс больше не имеет смысла.

Вхождение территорий в состав России поднимет ставки ещё выше, давая нам возможность воевать уже иначе.

Другой мой собеседник, но уже из кругов большой экономики, успокоил меня с другой стороны. Напомнил, что глобальные войны не начинаются на падающей экономике, а мировая экономика сейчас неудержимо летит в рецессию.

Так что, медленно спускаясь с горы, мы сперва признаем официальной частью страны наши же территории, а после продолжим выполнение военных задач. Но уже совместно с мобилизованным генералом Зимой.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Новости показать еще