Прощальная овация Сергею Пускепалису

<span>Фото:</span> Сергей Лантюхов / Абзац
Фото: Сергей Лантюхов / Абзац

Он ведь культовый был, притом что никогда не хлопотал лицом. Просто ничего с ним не делал.

Есть такое понятие в кино – эффект Кулешова. Когда актёр не прилагает усилий, выражения не меняет, интонации – тоже, а зритель видит в нём всё.

Одно условие: надо быть таким актёром, что одним видом способен обаять. Влюбить по гроб жизни.

Без надрыва, гримасничанья, пафоса. Просто вышел на сцену – и шквал аплодисментов. Или тишина – муху слышно – держит зал в напряжении.

Сергей Пускепалис – яркое подтверждение, что русский – это понятие внеэтническое. Не кровь, а самоидентификация. Чувствуешь себя русским – значит, ты русский. Сын литовца и болгарки. А даже больше, чем русский.

Как бы теперь сказали, харизматик, носитель сокрушительного обаяния, устоять перед которым решительно невозможно.

Человек дела. Устоявший перед Москвой. В неё никогда не стремившийся, с лёгким сердцем без неё живший, бежавший при первой возможности. Москва была просто условием работы, не более.

Столица так и не смогла покорить Сергея Пускепалиса. Зато Пускепалис легко смог покорить и Москву, и всю страну от Калининграда до Владивостока.

Мог бы, наверное, и мир, но, несмотря на неоднократные предложения сниматься в фильмах западного производства, принципиально отказывался вне зависимости от размера гонорара. Мотивировал это неприемлемым, с его точки зрения, изображением русских людей в чужом кинематографе.

Смерть – злая штука. Иногда – красивая. Чаще – безобразная. Если б он ушёл один, можно было бы сказать: Бог прибрал. Но, увы, всё не так радужно.

Зато теперь никто не увидит его старым, немощным, выжившим из ума. Ушёл воином, которым, без сомнения, был. Во цвете лет и сил. Северный моряк, актёр, режиссёр, организатор, донбасский повстанец, патриот. Секс-символ, если хотите, в хорошем смысле. Любимец всей державы. Воистину народный артист.

Мои домочадцы были в этом году в Ярославле и с восторгом отзывались о спектаклях Театра имени Фёдора Волкова, на которых смогли побывать. Фёдора Волкова и теперь, наверное, Сергея Пускепалиса тоже. Царствие ему небесное.

Сидит сейчас небось на облаке вместе с Захарченко. Ногами в берцах болтает. Щурится с хитрецой. Смотрит на нас пристально.

А мы должны соответствовать.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Новости показать еще