Яна Поплавская: «Спецоперация поможет очистить страну от дерьма»

Интервью с российской актрисой, благотворителем, преподавателем Яной Поплавской

<span>Фото:</span> Александр Авилов / АГН Москва
Фото: Александр Авилов / АГН Москва

Накануне своего 55-летия Яна Поплавская дала интервью «Абзацу», где заявила об «очистительной» миссии спецоперации на Украине, порассуждала о гуттаперчивости коллег, в один момент забывших русские корни, а также предсказала будущее нашей культуры.

– Два года пандемии, нынешние глобальные мировые события. Яна, для вас этот период – кара или время дополнительных возможностей?

– Знаете, для меня пандемия оказалась очень тяжёлым, но невозможно счастливым временем. Я работала онлайн (причём гораздо больше, чем офлайн), муж вёл эфиры из своего «офиса» на втором этаже дома, дочь мужа занималась на удалёнке в соседней комнате, наша собака научилась ходить на цыпочках, чтобы никому не мешать. Было тотальное погружение в семью. В этом смысле мне хочется вернуться в прошлое.

– Вам сложно даётся нынешний период?

– Помните выражение Конфуция: «Не дай вам Бог жить в эпоху перемен»? Так вот, сейчас мы живём в эту самую эпоху. И да, глобально период очень тяжёлый. Это действительно эпоха перемен, когда наша страна стоит отдельно от всех. Кто-то стоит плечом к плечу, кто-то отвалился. Многие мифы и легенды развенчиваются, розовые очки снимаются. И как бы нам этого ни хотелось, мы начинаем видеть вещи абсолютно трезвыми глазами. Это хорошо.

Многие к этой «чистке» не готовы. Но генеральная уборка – дело хорошее и нужное. Спецоперация поможет очистить страну от дерьма.

– Вам не страшно так открыто заявлять свою точку зрения?

– Страхов по поводу себя у меня никогда не было и нет. Я к этому отношусь очень спокойно и взвешенно. Ну да, мне пишут всякие гадости, пишут, что выследят. А что я должна с этим делать?

Многие меня обвиняют в прямолинейности, что я честно говорю о том, что думаю. Но я не претендую на истину в последней инстанции. Правда у всех своя, у меня – именно такая.

– Мне всё происходящее напоминает развод. Наступила критическая точка, и ещё вчерашние супруги, которые якобы любили друг друга, показывают своё истинное лицо. И, о ужас, оказывается, этого человека-то вы по-настоящему никогда не знали…

– Да-да, поэтому я и сказала про розовые очки и про то, что нынешняя ситуация вынудила многих наконец-то посмотреть на происходящее трезвыми глазами. Если обобщать, социум – это такое вязкое болото. Особенно в мегаполисах, где большинство людей привыкли жить исключительно для себя. Вот живут эти лягушки в своём тёплом, таком сладеньком, удобненьком болотце, хвастаются своими идеальными камнями-«квартирами», своими уловами, делают комплименты волшебной внешности друг друга.

И вдруг это болото стало, твою мать, осушаться, удобные камни исчезают, еды стало катастрофически мало – инстажизнь рушится на глазах. У лягушек ступор, траур, ведь они вдруг поняли, что это оказывается их жизнь ненастоящая.

Ну что я могу сказать? Да, больно так сталкиваться с реальностью. Да, неприятно дышать обычным воздухом, а не привычным «веселящим газом», но так вы лучше узнаете и себя, и тех, кто вас окружает.

Яна Поплавская: «Спецоперация поможет очистить страну от дерьма»
Фото: ТАСС / Вячеслав Прокофьев / Радиоведущий Евгений Яковлев и актриса Яна Поплавская

Поредел ли ваш круг друзей?

– Окружение поредело. Но это не касается близких людей. Я несколько месяцев назад писала пост в Инстаграме* про людей, которые уже уехали за границу. Эти люди забыли русский язык, открестились от своего русского прошлого и стали в лицо говорить, какая я сука и тварь, что мы – захватчики хреновы и лично у меня руки по локоть в крови.

– А были люди, с которыми, несмотря на разные взгляды, вы сохранили тёплые отношения?

–Да, например с бывшей коллегой, потрясающим редактором Нарине Акопян. Мы с ней очень многие годы общаемся как близкие приятели. Она живёт в Армении. Некоторое время назад Нарине написала мне очень большое письмо. Я спросила, могу ли его опубликовать. Она разрешила, но я пока не успела это сделать. Так вот, она написала: «Януша, я вижу, что пишут тебе люди из других стран после твоих постов. Я занимаю противоположную тебе позицию, но это никогда не разрушит наших с тобой человеческих отношений. Моя позиция по отношению к тебе – любовь, я люблю тебя». Этим всё сказано.

Вы можете иметь противоположное мнение, ради Бога. Это ваш взгляд. Я не буду кидаться на вас, пытаться, душа за глотку, говорить и убеждать вас. У всех свой путь.

Но за что вы ненавидите меня? Я не убила, я не украла, я не совершила подлости. Я высказываю свою человеческую и гражданскую позицию.

– Ну, может быть, люди думали, что вы, как и многие деятели культуры, просто тихонько пропадёте на время с радаров?

– По поводу «молчунов». Сиди тихо, молчи – я знаю этот сорт людей, которые в зависимости от ситуации готовы вынести или красный, или белый флаг. На самом деле, может, лучше, чтобы они сейчас молчали. Может, во время этой «аскезы» они сосредоточатся, оглядятся вокруг, соберут информацию и в тишине своего дома выберут позицию. Но главное, что я хочу этим людям сказать: дом – это не место для фекалий, ни в коем случае не гадьте там, где живёте.

– Ну так многие как раз, как вы выразились, «гадят» уже не дома…

А вот эти товарищи, которые активно разбрасываются фекалиями, мне напоминают собак на поводке, лающих на собратьев, живущих за забором. Они делают это, потому что чувствуют свою безнаказанность – есть же забор, сдачи они не получат от другой собаки.

Вообще, скажу так: мухи – отдельно, котлеты – отдельно. Вот одним прекрасным утром вы проснулись и сказали себе: «Мне не подходит страна проживания, я со всем не согласен, мне всё не нравится, всё чудовищно, уезжаю». Твой выбор, уезжай. Граница открыта, уехал так уехал. Но когда известный человек вмиг забывает, что вчера получал деньги из федерального бюджета, на которые жил и не тужил, что вчера в конвульсиях бился, чтобы стать заслуженным/народным артистом, и не просто молча уезжает, а начинает дерьмом поливать свою родину, это другое дело.

Так какой ты заслуженный/народный после этого? Какое ты достояние страны? Ты, сука, всех обманул. Ты надел на себя шкурку овечью, прикинулся овцой, ходил всем ручки целовал, жопки лизал, бабки получал. Ты такие кульбиты вытворял, что цирковые позавидуют.

И вот ты, «достояние», теперь гадишь на того, с чьих рук жрал? Ты тут вдруг стал таким смелым, что рот раскрыл? Но вот незадача, зарабатывать-то по-прежнему охота… Причём хочется это делать там, где больше платят, то есть там, где тебе дали народного и заслуженного.

Как эта Ауг, вдруг все, кто говорил «Да какая разница, где я родился, я – русский», вспомнили о своих корнях. Оказывается, в ком-то два процента немецкой крови, кто-то вспомнил, что его дальняя родня – евреи. Неважно, что там они отыщут в своём генетическом паспорте, но они, конечно, не русские! И одни сдристнули!

Яна Поплавская: «Спецоперация поможет очистить страну от дерьма»
Фото: Сергей Ведяшкин / АГН Москва

Ну и отлично, сдристнули так сдристнули. Я за! Россия – огромная страна, в которой живёт огромное количество по-настоящему талантливых людей. Раньше у них просто-напросто шанса не было протиснуться между «достояниями». А сейчас тропинка освободилась.

– Как считаете, удастся ли уехавшим артистам вновь зарабатывать в России?

– Они, конечно, будут стараться. Вспоминая «гуттаперчивое» прошлое, они попытаются своими не слишком талантливыми жопами на двух стульях усидеть. Но, как мы знаем, у тех, кто сидит на двух стульях, яйца свисают. А плохому танцору всегда эти самые яйца мешают. Так что они не усидят.

Запретить им вернуться в свою недвижимость никто не может. Да и зачем? Они заработали эти дома и квартиры.

Но вот давать ли им зарабатывать деньги в стране, которой они нанесли морально-этический ущерб? Мой ответ – нет, нельзя давать им возможность кормиться за счёт России!

Ты не просто уехал отсюда, ты страну обливал помоями, ты в самую трудную минуту стал не гражданином, а стал говном. А раз ты говно, то место твоё на параше. Как хочешь, так и добывай средства к существованию. Но не тут. У тебя же есть талант, с которым ты уезжал, вот пусть он там тебе и пригодится. Перерабатывай на новой родине свои фекалии в заработок. А мы тут останемся сами с усами!

– Яна, расскажите, как нынешние события отразились на работе вашего фонда и благотворительности в России в целом?

– Да, хотя время, мягко говоря, непростое, я с радостью наблюдаю, что есть большое количество людей, которые готовы и хотят помогать. Например, недавно незнакомая мне женщина перевела на счёт фонда часть своей зарплаты – это большая сумма. Мои ученики «Мастерской художественного чтения Яны Поплавской» пожертвовали огромное количество всяческих нужных вещей. И таких самых обычных, незнаменитых людей, отрывающих вещи, деньги от себя, чтобы помочь нашим ребятам и детям, немало.

Среди моих коллег тоже много неравнодушных. Народный артист России Витя Раков с женой Люсей с утра пораньше привезли ко мне домой целую машину лекарств и одноразовых простыней для госпиталей. Арина Шарапова организовала вечеринку по случаю своего дня рождения и попросила всех гостей вместо подарка перечислить деньги в мой фонд. Катя Стриженова пожертвовала ощутимую сумму в фонд в конце февраля. Дизайнер-модельер Наташа Душегрея регулярно переводит в фонд деньги. Лена Романенко (мама Тутты Ларсен) бесконечно собирает гуманитарные грузы. Уполномоченный по правам человека в Московской области Екатерина Семёнова готова хоть в час ночи помогать всем на свете, даже животным (однажды мы с ней сутки добивались разрешения, чтобы траки с кормом для собак пересекли границу Ростовской области и проехали в Донбасс, где груз ждали волонтёры и погибающие животные).

Всё это началось в далёком 2014 году, когда почти никто не хотел знать о том, что люди погибают, умирают, дети растут в подвалах при бомбёжках ЛНР, ДНР. Мне тогда говорили, что я чокнутая, что там ничего не происходит. В их же болоте всё шикардос – живём, квакаем и фоткаемся. А я говорила, что всё это реально, что всё это не пройдёт, что ситуация невыносима. Так чему же вы сейчас удивляетесь? Если где-то существует нарыв, то он обязательно прорвётся. Вот это и произошло. Но пугает меня не это.

– Боитесь, что страна не узнает своих героев?

– Именно. А точнее, что этими героями окажутся совсем не герои. Есть у нас некоторые чиновники, которые ведут свою спецоперацию по наращиванию собственных капиталов, пока наши ребята рискуют жизнью. Так вот они, как тараканы, даже радиацию переживут.

Помню, однажды мне позвонил мой друг, писатель Олег Рой (он помогал по благотворительной части). Он сказал: «Боюсь, что те люди, которые ничего не вложили в общее дело, которые сидят на своих чиновничьих местах, по итогу получат какие-то медали, грамоты, а не те, кто реально был в гуще событий». Я сказала, что не хочу в это верить. Но, по всей видимости, так и будет, к сожалению. Они маскируются, чтобы не потерять свои насиженные места. Эти гады и твари ползучие любят тишину, темноту... А вот люди светлые всегда идут с открытым забралом на абордаж. Они не прячутся, не маскируются, делают всё открыто, говорят честно и прямо.

Яна Поплавская: «Спецоперация поможет очистить страну от дерьма»
Фото: Кирилл Зыков / АГН Москва

– Вы как лицо фонда что можете сказать о своей коллеге по актёрскому и благотворительному цеху Чулпан Хаматовой? Её отъезд в другую страну многие восприняли тяжелее, чем отъезд некоторых других знаменитостей…

– Скажу так, я до сих пор под впечатлением от того, что стало известно о фонде «Подари жизнь» несколько лет назад. Я тогда отказывалась верить, что фонд, которому везде была открыта дорога, и страшная коррупционная составляющая могут быть как-то связаны друг с другом, хотя многие уважаемые люди говорили об этом. Но потом я поняла, что это я заблуждалась. Верю ли я в то, что Чулпан как глава не знала, что происходит в её фонде? Нет, не верю! Я возглавляю фонд и я знаю, что у меня происходит. Да, он небольшой, но всё же.

Честно, мне не понятно, как можно было бросить своих детей, свою жизнь, как говорила об этом Чулпан в многочисленных интервью до спецоперации. Получается, это была лубочная сладкая картинка с розовыми слюнями и соплями…

Единственное, чего бы я хотела как человек и гражданин, – чтобы работа фонда, несмотря на то, что отвалилась Чулпан, продолжилась. Хочу, чтобы нашёлся человек, который будет работать, как говорил мой дед – офицер царской армии, не щадя живота своего.

– Яна, как думаете, а этот период, когда тотально наблюдается отмена русской культуры, пощадит её?

– А нашу культуру не надо щадить! Во-первых, я вас уверяю, в этой ситуации появятся новые имена, потому что трудные времена рождают сильных людей (как показывает жизнь, когда сыто и комфортно, пятая точка расслабляется и ничего дельного не получается). Во-вторых, я абсолютно верю в то, что нашу культуру никто не может заменить. Смотрите, тот же Голливуд всегда работал по системе Станиславского, выезжал на Чехове, ставил лучшие произведения наших классиков. В то время, когда они жрали, пили, потребляли, мы страдали и созидали. Страдание и созидание – это тождественные структуры жизни.

Ну «закрыли» они нас, ну сказали своё фи, а дальше что? Как в том анекдоте про Вовочку, когда отец о его башку сломал ложку, а Вовочка сказал: «Бать, чем жрать-то будешь?».

Это примерно та же самая история. Никуда они не денутся, на то она и мировая культура! Что бы ни случилось, розы расцветают и на камнях растут деревья. Расцветут и наши деревья. Это правда жизни.

* компания-владелец Meta признана в России экстремистской организацией

Новости показать еще