Купились на слона: как либералы нашли протестный смысл в безделушке

<span>Фото:</span> Youtube / Семен Слепаков
Фото: Youtube / Семен Слепаков

Боже мой, Сёма Слепаков молчал-молчал из Израиля, куда уехал больше полугода назад, и вдруг-таки высказался, разместив в сетях стихотворение «Про слона». Кремль, держись! Сёма сказал всю правду.

Я нашёл сей опус. Честно его прочёл. Опус представляет собою длинную игру в кафкианские аллегории. Понятно, приложить её можно к чему угодно, в том числе к текущему моменту. Либеральная публика так и делает, раскапывая в стихотворении глубинный антипутинский, антирусский даже смысл.

Но, ей-богу, из Израиля можно было бы без всех этих иносказаний. Назвать вещи своими именами. Сочинял же он в своё время бесконечное число стишков про трусы и писюны, про кризис даже, показывая язык режиму. Потом ещё злее, уже в адрес либералов и оппозиционеров («Случай на Мальдивах», «Стих про добро»), за что светлые лица предали его анафеме и стали брызгать ядом в кремлёвского прихвостня Сёму.

С началом военной кампании карта снова перевернулась: на второй день противостояния Слепаков сделал антивоенное заявление и укатил в Израиль. Свободолюбивая общественность барда-десятника тут же реабилитировала и вновь полюбила взасос. Благо из Израиля он и носу не кажет.

Одно только смущало либеральную публику – отсутствие фрондёрской активности. Как же так? Уехать в Израиль и не ходить с пикетами у русского посольства, не давать концертов с обличительными матерными частушками, не обниматься и не щёлкаться с протестной мишпахой, не участвовать в движухах Гельмана или Галкина.

Барабанная дробь! Завеса молчания спала. Сёма смело написал про слона. На безрыбье и слон – протестная фигура. Откровенно говоря, текст на прокламацию не тянет, но если другой листовки нет, либералы взялись расклеивать эту.

Ещё не так давно удивлялся, что у борцов с режимом не проявляется характерная для их советских предшественников черта – навязчивые поиски антисоветского, простите, антипутинского подтекста в произведениях современной литературы, театральных постановках, кинопродукции или вот в частушках.

Помню страстный шёпот: «Вы не понимаете? Это про нас! Он же…Там же… Только тсс!»

Например, рязановская мелодрама «Вокзал для двоих» рассказывала... о чём бы вы думали? Что вся наша жизнь есть не что иное, как краткая передышка на пути из зоны в зону. Только тсс!

И виновницей неприкаянности героя «Полётов во сне и наяву», разумеется, была система, которую непременно нужно менять.

А жертва режима Бузыкин? Да что там, герои «Иронии судьбы» и «Служебного романа» тоже стонали под игом самовластья.

Потом ещё помню восторженное с придыханием: «Да как же это пропустили?» И многозначительное такое переглядывание.

Думал, это осталось в прошлом. Ан нет, стих «Про слона» будет теперь ходить в списках. Восторженные девушки станут переписывать его от руки и передавать друг другу втайне от сексотов кремлёвской охранки, свернув слона в трубочку.

Всё, увы, возвращается на круги своя. Модель поведения у трепетного сословия передаётся, кажется, генетически.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Новости показать еще